Фото ГТОВалерий Маврикиевич Стоянов, к. х. н.

 Начало

Хотел написать: «Химиком я мечтал стать с детства», но, поразмыслив, решил – у этого события есть вполне определенная дата.

В 1966 году, по окончании 1-го класса Новочеркасской школы № 20, родители отправили меня в пионерский лагерь «Звездочка Ильича». Будучи достаточно необщительным мальчиком (сказывалось воспитание бабушкой без детского сада) свободное время проводил уединенно – рылся в груде макулатуры в поиске чего-либо интересного. В один прекрасный день моё влияние привлекла небольшая книжка, которая называлась то ли «Тайна булата», то ли «Секрет  булата». В ней, в увлекательной форме, были описаны многочисленные попытки разгадать секрет уникальных свойств дамасской стали. Эта книга и пробудила во мне интерес к превращениям вещества, стремление и желание экспериментировать.

Бывая в гостях у своего троюродного брата, на его книжной полке присмотрел «Общую химию» Глинки – учебник для вузов нехимической направленности. Мне она жутко нравилась, что не осталось незамеченным. В подарок на 12-тилетие брат подарил мне эту книгу. Это был самый лучший подарок в моей жизни, ничему я не радовался так сильно как этой книге! Жадно читал, пропуская не понятное (все-таки 5-й класс) и ждал: ну когда уже начнем учить химию в школе!

Болезнь

Прежде чем приступить к изучению школьного курса химии со мной случилось событие коренным образом отразившееся на всей дальнейшей жизни: я простудился и заболел. Вроде ничего страшного, пару дней побыл дома и пошел в школу, но спустя несколько дней во время занятий жутко заболела голова, и я вынужден был уйти с уроков. Шел на носочках, чтобы тряска от шагов не отдавалась острой болью в голове. И как мне было стыдно, когда я встретил учительницу французского языка, с урока которой я ушел! Её фраза: «Валера, что с тобой, ты весь зеленый!» меня слегка успокоила.

Прошла неделя за ней вторая, врачи, один за другим, ставили диагнозы простуда-ангина-грипп, а мне становилось все хуже. Есть и пить что либо, кроме чистой воды, не получалось из-за неминуемой рвоты. Непрерывную головную боль удавалось слегка унять только лежа на боку, запрокинув назад голову и подогнув к животу колени. Боль настолько меня измучила, что я малодушно желал смерти, и она была рядом… На моё счастье вышла из отпуска наш районный педиатор; она внимательно меня осмотрела, попыталась согнуть мой деревянный позвоночник, спросила почему я так странно лежу, потом вышла в соседнюю комнату и шепотом сказала: «Положение очень серьёзно, нужна срочная госпитализация – МЕНИНГИТ».

Как я две недели не вставал с постели в инфекционном боксе, перенёс десятки инъекций и четыре пункции спинномозговой жидкости, я рассказывать не буду. Одно важно: в это время прошло половое созревание, что негативно сказалось на росте. В итоге у меня почти полностью выпал 6-й класс средней школы: полгода болел, полгода посещал школу, но учителя, по рекомендации врачей, меня не спрашивали.

Школьная химия

В начале седьмого класса меня ждало разочарование – все ребята выросли, а я на физкультуре встал в строй по росту почти в самый конец, да и с успеваемостью дело обстояло аналогично. Догонять нужно было по всем фронтам. Одна радость – начались уроки химии! Если по математике и физике учителя оставляли меня на дополнительные занятия, то химия шла на ура: за все школьные годы только пятерки. На школьных олимпиадах «класс на класс» успевал решить не только свои задания, но и всей команде. Увлеченность предметом давала подавляющее преимущество даже перед круглыми отличниками! Это поднимало мою заниженную самооценку. Будучи троечником до девятого класса, поставил задачу учиться на 4 и 5, причем на пять учиться по математике, химии и прикладным предметам, а остальные на 4-е. Это давало мне средний балл аттестата 4,27 (4,5 округленно), что учитывалось при поступлении в ВУЗ.

Университет

Школу я закончил с почетной грамотой, за особые успехи в изучении химии. В девятом — десятом классах добился сравнимых успехов в спорте – выступал за сборные школы по легкой атлетике и стрельбе. В легкой атлетике занимал 2–3 места на городских соревнованиях. Возникла дилемма: куда поступать, в спортивный или химический ВУЗ? Все разрешилось естественным образом: у меня случился вывих плеча, и о спортивной карьере пришлось забыть.

Другая проблема – куда поступать? В Новочеркасске политехнический институт, в Ростове университет. Так как мне хотелось заниматься наукой, выбор пал на университет.

Поступил относительно легко, правда, без стипендии — поставили трояк по сочинению. Исходя из того, что сочинение я добросовестно передрал из шпоры, переданной мне одним из абитуриентов, мне нужно было пойти в конфликтную комиссию и проверить обоснованность оценки. Но я был так счастлив… Далее абитуриентский колхоз и, 4-го октября, начались занятия.

После школы это был ад; особенно заполнились понедельник и четверг: 8 часов лекций и 7 часов практикум. Приходили на занятия в 8 утра, а заканчивали в 21.30 и бегом бежали в магазин «Плевен» на Энгельса (химфак тогда находился на углу Университетского переулка и Пушкинской), единственного работающего продуктового до 22.00. Но самым трудным было не это…..

Математика

Не знаю как сейчас, но в моё время это был самый трудный предмет,  как при поступлении, так и на первых курсах учебы. Причем высокий бал при поступлении, не гарантировал дальнейших поблажек.

В школе у меня была твердая пятерка, причем преподаватель особенно ценила изящное решение в общем виде. Решение сложного уравнения в общем виде, без арифметической части, гарантированно давало оценку 4 с плюсом. Летом, перед поступлением, ездил на бесплатные курсы по математике для сельских школьников в университете. Помню, на этих курсах была «выпускная» контрольная работа. Задание было несложным и, решив все задачи и примеры за 20 минут, я, прикрыв глаза, ждал окончания урока. Мою дремоту прервал гневный голос преподавателя: «Молодой человек Вы, что спать сюда пришли!!!» Я оправдался тем, что у меня все сделано. После проверки последовал вопрос:

— «На какой факультет собираетесь поступать?»

— «Химический».

— «Зачем химфак?! Давайте на мехмат, у Вас такие хорошие знания!» — уговаривал меня он.

Вступительный экзамен по математике был сдан на «отлично» и вот, на одном из первых коллоквиумов, была контрольная работа по материалу школьной программы для определения уровня студентов. Семь алгебраических уравнений за 40 минут. По своему обыкновению решаю все примеры в общем виде. Последние два потребовали много времени, полагаю, они были повышенной трудности. В общем виде все решил, а на арифметикуне хватило времени. Оценка шокировала — «Единица». Подход был простой и циничный: нет ответа — нет оценки….. Еще хуже, что я получил «Черную метку».

Первая сессия, экзамен по математике, беру билет: «Ура! Все знаю». Быстро решаю, сажусь сдавать. Отвечаю, а в душе предвкушаю как минимум «Хорошо» и стипендию. Выслушав меня, преподаватель открыл свой блокнот, нашел дни, когда я пропускал занятия (лежал в ЦГБ по причине острого энтероколита из-за неправильно организованного питания) и стал задавать вопросы. Один – нет ответа, второй – нет ответа, третий – опять мимо. «Идите, готовьтесь, «Неудовлетворительно». Состояние шока: на билет 100%-ный ответ и «неуд» в зачетку! Кое-как пересдал, естественно вне сессии – стипендия накрылась.

Вторая сессия, опять «неуд» по математике. Ситуация усугубляется болезнью преподавателя, ни в сессию, ни летом пересдачу не разрешили. Первая пересдача – 23 ноября! Было время вызубрить все досконально. Мехмат направил на пересдачу женщину преподавателя, которая в страхе держала старший на год курс. Нас завели в аудиторию, разрешив только ручки и чистые листы бумаги, раздали билеты и оставили на 40 минут одних. Решил свое задание, помог всем, кому требовалась помощь. Далее начался сам экзамен: отчитался по билету, ответил на пять или семь дополнительных вопросом. Вердикт: «Я бы Вам поставила «Пять», но раз N поставил «неуд», то «четыре».

Счастье скоротечно…, преподаватель оправился, и все вернулось на круги своя. Короче, первые два года были беспросветными и без стипендии. Вот как из почти любимого предмета можно сделать ненавистный, и это не единственный случай. Позже я узнал о наличии ещё одной бедолаги, которая не могла пересдать «неуд» по математике с первого по пятый курс. Причем по остальным предметам у неё были одни пятёрки. И вроде причина была более чем понятная – женщина родила и бегала кормить ребенка. Автор этого «шедевра» тот же N. При его непосредственном участии многие ребята вынуждены были уйти в академический отпуск, поехать на комсомольские стройки, либо вообще покинуть химфак.

Психология

Речь пойдет не о предмете, а о науке сдавать экзамены в ситуации, когда сдать почти невозможно.

С третьего курса началась нормальная студенческая жизнь: ушли в прошлое математика и проблемы с ней связанные, закончились шараханья по городу с факультета на факультет – химфак переехал на «Западный», появилась нормальная общага на Зорге 5 «А» и  стипендия. На всякий случай поясню:  сорок рублей стипендии вполне хватало на питание и поездки раз в неделю домой в Новочеркасск. Жизнь стала прекрасна, настроение великолепное — все это  однажды сыграло со мной злую шутку.

Начало третьей лекции по одному из предметов химической направленности не предвещало беды. Мы шумно ожидали начала занятия в аудитории; я, увлеченно болтая с девчонками, сидел спиной ко входу  и вовремя не заметил прихода преподавателя. Возмездие в виде замечания наступило безотлагательно. Настроение это не испортило, и я продолжал в том же духе. Опять замечание – я не угомонился….. На третий раз услышал:

— Молодой человек, прошу Вас покинуть аудиторию и больше на моих лекциях не появляться.

Приказ есть приказ, покинул и не появлялся, но сдавать-то экзамен надо. Детально продумав тактику, я приступил к её реализации. Наша группа сдавала экзамен первой; я пришёл вместе со всеми, дождался последней группы сдающих, и вошел вместе с ними в аудиторию. Подошел к преподавателю и покаянным голосом попросил:

— Мария Ивановна (И.О. выдуманы) я не успел выучить все Ваши лекции, так как своих не было, а ребята  давали конспекты только на ночь. Разрешите мне прийти на экзамен со следующей группой.

Разрешение было получено и, главное, преподаватель знал, что я учил и её решение выгнать меня с лекций достигло своей цели. На экзамен я пронёс конспекты своего товарища, вырезал лезвием темы, касающиеся вопросов из билета, добросовестно выучил. Затем замарал часть текста. Например, вопрос в билете звучал: «Назовите признаки….». Всего признаков было четыре, я оставил три и т. д. В результате после ответа на вопрос преподаватель задавал нужные мне вопросы:

— Вот Вы назвали три признака, а какой ещё есть признак?

И я, после маленькой заминки, давал правильные ответы. Итог — оценка «Отлично».

В отличие от экзаменов по математике, куда я шел заранее сломленным, тут не поддался отчаянию и отлично справился.

Коммунизм

Естественно эти заметки не могут претендовать на обсуждение столь важного, прежде всего, в философском понимании предмета. Опять же речь пойдет об учебных проблемах.

В конце четвертого курса я набрал обороты в освоении учебных предметов. Да и какие могли быть проблемы: любимая химия плюс общественно-политические науки, военка вообще не в счет. Было раннее лето, и я в первый раз уверенно шел на повышенную стипендию. Случилась одна заминка: преподаватель по научному коммунизму выставил всему курсу незачет. Мы предположили, что это способ дополнительного заработка перед летним отпуском. Все было централизованно: староста взял в деканате бегунки на всех студентов, все вместе пришли, все успешно пересдали, преподаватель бегунки сдал обратно в деканат.

Проходят каникулы, замечательная отработка на сборе овощей в колхозе «Усьман». Август, работа по сбору помидоров и огурцов, полуденный зной, купание в каналах, вечером как-то вовремя случается день рождения у кого-либо из сокурсников. Правда, у некоторых, особо активных, день рождения в августе случался не один раз. Девчата крошили тазик салата, ребята ходили в поход за спиртным и хлебом в сельский магазин. Потом совместный ужин, ночные прогулки под огромными звездами, сено…..

Начались занятия, предвкушаю повышенную стипендию за три месяца…, а меня вообще в списках нет. Староста разводит руками, иду в деканат: «Какая тебе стипендия, у тебя задолженность по научному коммунизму!». Пытаюсь найти преподавателя, неудача -  он в отпуске. Еду к нему домой: «К Вам никаких претензий, Ваш бегунок сдал вместе с остальными». Кто прав, кто виноват, не выяснилось, но повышенную стипендию никто не дал, более того, простая стала начисляться только с начала учебного года.

Мораль простая: нужно все контролировать. Если бы после последнего экзамена зашел в деканат, все можно было решить вовремя.

Общага

Тема эта огромная и многогранная, коснусь одной стороны взаимоотношений среди студентов: ловля на слове. «Сказал – сделай!». Пару раз я попадал в ситуации, когда необдуманно оброненное слово имело неприятные последствия.

Первый случай произошел после сдачи норм ГТО по плаванию. Мое детство прошло на речке, где у мальчишек было правило, если переплыл – умеешь плавать, ну а если перенырнул – то ты уже асс. Так вот, сдали, я и говорю: «Что там плыть, бассейн могу перенырнуть». Ну и пошло-поехало, поспорили на бутылку коньяка (я почти не пил, а уж крепкие напитки тем более), назначили дату. Тут у меня случился очередной вывих плеча, и пришлось покупать коньяк. Спор есть спор.

P.S.  В 60-ти летнем возрасте побывал в санатории с нестандартным бассейном — 27 метров. Так вот, перенырнул, причем не с тумбы прыгал, а просто от стенки до стенки, виляя между стоящими пенсионерами.

Другой тоже был связан со спортом. Приехал я как-то из дома в общагу, а там ребята-велосипедисты приседают с колесной парой от вагона для узкоколейки. Пыхтят – тяжело им; я взял рукой, приподнял и говорю: «Фигня, я с ней сто раз присяду!». Дальше, сами знаете, поспорили на бутылку «Цимлянского» шампанского, расписали время приседаний и прочие детали.

Присесть-то я присел, даже времени затратил вдвое меньше, но как потом болели ноги! Спасибо, шла сессия, и не каждый день нужно было ходить на занятия. Пока ноги были разогреты, передвигался относительно легко, но стоило посидеть…. Занятно было видеть изумленного преподавателя, смотрящего на студента, внезапно превратившегося в инвалида от вызова к столу для сдачи экзамена.

В современных реалиях можно ляпнуть, что Вам не слабо курнуть, глотнуть или ширнуться чем либо запрещенным…..

Слово не воробей, вылетит — не поймаешь.

Промежуточный финиш

Один из моих руководителей дипломной работы походя, бросил крылатую фразу: «Не так важно, какие у тебя руки, как важно, в какие руки ты попадешь». С выбором кафедры химии природных соединений я прогадал. Доминирующее тогда направление – химия углеводов — тяжкое и малопродуктивное направление, со временем сошло на нет. Пришлось переквалифицироваться в химика-гетероциклиста. Конечно, приобретенный опыт синтетической работы пригодился в дальнейшем, но потерянное время  не вернёшь.

 Сделайте подуманный, взвешенный выбор, посоветуйтесь со старшими товарищами и у Вас будет больше шансов на успех в науке или на производстве.

Удачи!

Валерий Маврикиевич Стоянов, к. х. н.

Вершины трудовой биографии:  Научный сотрудник ВНИПИМ – Зам. начальника ЦЗЛ НЗСП – Главный технолог ОАО «НЗСП» – Начальник отдела новых технологий УК «Юг Руси» – Главный технолог ОАО «НЗНП» – Зам. генерального директора по развитию НИИПАВ – Главный технолог ООО «Химпоставщик-Дон» В настоящий момент — Начальник исследовательской лаборатории ООО «Химпоставщик-Дон»